A+ A A-

Последние из исчезнувшей цивилизации

Оцените материал
(1 Голосовать)
На открытии кирхи. Фото из книги авторов Альфреда Кох и Ольги Лапиной "История одной Деревни" На открытии кирхи. Фото из книги авторов Альфреда Кох и Ольги Лапиной "История одной Деревни"

Время тленно. Эпохи, цивилизации возникают и исчезают. Это закономерно для тысячелетий. И не обидно. А вот если исчезновение происходит на глазах у живущих поколений людей и никто не делает потуг, чтобы хотя бы следы исчезающей цивилизации остались в памяти у потомков, - это уже не закономерность, а беспамятство, порок...

В 1864 году в Причерноморье поселились первые девять семей переселенцев-немцев. Прибыли они из Бессарабии по приглашению начальника Черноморского округа генерала Д. В. Пиленко (а приглашал он всех желающих крестьян обживать закубанские земли, чтобы и себя кормили, и обеспечили продовольствием приморские города от Анапы до Гагр). Зародилось поселение Михельсфельд (сейчас Джигинка), потом появилось Пиленкофельд (Пиленковка, Юровка) – его тоже основали немцы. Места были дикие: змеи, комары с воробья ростом, но зато водились и рыба, и зверь, и птица, и пастбища...

Один из домов в Джигинке. Фото из книги Альфреда Кох и Ольги Лапиной "История одной Деревни"
Текст взят с сайта http://lutheranworld.ru/seminary/krasnodar/item/1168-poslednie-iz-ischeznuvshej-tsivilizatsii

Трудолюбивые по природе немцы выращивали овощи, зерновые, бахчевые культуры, насадили сады, завели скот. Причем все делали и с усердием, и с умом: выращивали продуктивные сорта и породистый скот, максимально механизировали работу, то есть на новую землю принесли свою культуру.

...С первых дней пребывания на новом месте людей не покидала надежда: иметь свою настоящую кирху (церковь)...

С первых дней пребывания на новом месте людей не покидала надежда: иметь свою настоящую кирху (церковь). Однако реальной мечтой это стала после обустройства села, когда зацвели сады в каждой усадьбе, появились в селе вымощенные тротуары, дома из кирпича под черепичной крышей (все из местных материалов). Появилась возможность начать сбор средств и заготовку строительных материалов для возведения кирхи. Несколько лет ушло на подготовку такого объекта.

В 1895 был готов и проект кирхи, который разработал известный архитектор Н.Н. Ковригин – автор многих интересных проектов в Санкт-Петербурге (о том, как таковой видный столичный храмовый зодчий оказался причастным к обустройству Джигинки, отдельный сказ).

Менее чем за два года (в 1897 г.) кирха была построена (об организации строительства, о первом пасторе Эммануиле Дейке тоже отдельный и интересный рассказ).

Фото по материалам Фейсбук (опубликовано Альфредом Кох)

Подобного храма в округе не было. Кирха представляла собой готический собор с колокольней, высокими окнами, потолком, прекрасной акустикой.

Фото из книги Альфреда Кох и Ольги Лапиной "История одной Деревни"

Нарядной и уютной кирха была и внутри (вся церковная атрибутика привезена из Германии) В центре возле стены стоял крест с распятием Иисуса Христа. Алтарь был обтянут зеленым бархатом. По бокам с потолка свисали огромные люстры с зажженными свечами. Играл орган, пел хор мальчиков и девочек. Проповедь велась на немецком языке. У входа в церковь стояла тумба, на ней серебряный поднос. Пожертвования на нужды церкви вносили кто сколько мог.

Свид о конфирмации Джигинка

Свидетельство о конфирмации. Фото из книги Альфреда Кох и Ольги Лапиной "История одной Деревни"

Рядом с кирхой со временем возникла школа, где преподавание велось на немецком языке (первой учительницей была Элиза Дейк). Кирха покровительствовала школе, а школьники были для кирхи прихожанами.

..Село расцветало. Проезжая часть была вымощена булыжником, а для пешеходов проложены тротуары...

Село расцветало. Проезжая часть была вымощена булыжником, а для пешеходов проложены тротуары. Вдоль улицы текла речка с чистой водой, утопавшая в зелени. На въезде в село стояли чаны с водой и щетками для мытья копыт у лошадей и колес у повозок. Чистота была и в каждом дворе, и по всему селу и вокруг села.

школьные учителя Джигинки 1910г

Учителя школы в Джигинке. 1910 год. Фото из книги Альфреда Кох и Ольги Лапиной "История одной Деревни"

Предпринимательством, трудолюбием, бережливостью, почтительностью к церкви переселенцы-немцы за короткий срок построили зажиточную культурную жизнь.

Первая мировая война прогромыхала в 5 км от села (оккупанты были в х. Белом, но до Джигинки не дошли). Джигинцы участвовали в войне в составе российской армии.

Они активно приняли революцию в стране, затем коллективизацию. Трудом их было не испугать, работать они умели всегда, а в какой форме организовать труд – это уже не важно. Немцы быстро адаптировались к новым условиям, к коллективному труду, колхозу. Мало того, подобный труд стал стимулом для нового расцвета села. Люди разбили парк, посадили колхозный сад, построили клуб, где всегда было много молодежи. Развернулось стахановское движение. Трудовая активность возросла невиданно. Добровольно с песнями работали от зари до темна.

Жительница Джигинки Мария Вебер (на снимке) вспоминает: «Колхоз выращивал выгодную культуру – хлопок. Я была в стахановском комсомольском звене Шнайдер Клары. Норма на сборе хлопковолокна была 30 кг на человека. Я снимала не менее 100 кг, а однажды собрала 120 кг. На утро меня приехали поздравить с рекордом районное начальство и наш председатель колхоза».

Люди часто поощрялись ценными подарками и поездками в Москву на выставку...

Марии Вебер сейчас 87 лет, но ее дом, двор, территория возле двора выглядят более ухоженно по сравнению с другими.

... Рукотворное уничтожение немецкой колониальной цивилизации началось в 1937 году, продолжилось в 1938. За два года из села исчезли бесследно 151 человек, причем это были лучшие люди: бригадиры, директор школы, учителя. Закончилось разрушение в 1941 году, когда оставшееся после чисток население было депортировано в Казахстан, на Урал, в Сибирь. Село опустело, хлопали калитки, ревели недоенные коровы, скулили собаки. После этого удара село оправиться не могло. Эпоха немецкой культуры в нем закончилась.

И хотя после войны многие семьи в село вернулись, но... все уже было другое: и люди, и порядки, и культура. Вот только, вопреки логике, не лучше и не выше.

Сейчас здесь доживают лишь несколько человек предвоенного периода, которые создавали описываемую цивилизацию.

...Рукотворное уничтожение немецкой колониальной цивилизации началось в 1937 году, продолжилось в 1938. За два года из села исчезли бесследно 151 человек...

Подобная же история у села-близнеца Юровка. Так же трагичны и судьбы людей. Но удивительное дело: сохранился у них и стимул к жизни и оптимизм. Эмилия Кляйс, которой 82 года и у нее удивительно четкая память на события, родилась и живет в Юровке, является участницей многих исторических процессов. Десять лет назад с семьей она уехала в Германию. Но легкую жизнь смогла выдержать 2 года и вернулась в свою Пиленковку (Юровку), в свой домик. А он ее ждал всегда, где бы хозяйка ни была – в депортации, в трудармии, в казахстанской степи или на лесоповале в Мордовии.

Она утверждает, что уже трижды умирала. Но все три раза возвращалась к жизни. И сделала для себя вывод: не могу, мол, уйти, кому-то я еще очень нужна. А нужна я родственникам Бартле директора школы в Джигинке, и родственникам Черненко – директора школы в Юровке, которые были репрессированы и о последних днях которых я должна им рассказать. Вот когда расскажу, тогда уж и умру.

Пусть дольше живет Эмилия Кляйс, эта интересная женщина, утверждающая, что родина у человека одна и ее не заменит никакая Германия.

Пусть долго живут оставшиеся немцы, которым за 70, пусть строят благополучную жизнь молодые потомки. Пусть сохраняют они хорошую наследственность предков: трудолюбие, аккуратность, дружественность к соседям.

Осмелюсь выразить надежду, что приехавшие из Казахстана, с Урала, из Сибири и заселившие Джигинку, Юровку люди не захотят жить хуже, чем жили здесь до них, что они сохранят следы пребывания интересной колониальной культуры, будут их чтить и свое уважительное отношение к ним передавать детям.

Надеюсь также, что власти (маленькие и большие) сочтут своим долгом заботиться о сохранности исторической памяти у живущих.

 

ОТ РЕДАКЦИИ: Интересующимся историей колонки Михельсфельд (ныне Джигинка) рекомендуем к прочтению книгу авторов Альфреда Кох и Ольги Лапиной "История одной Деревни"

 

Архиепископ Евангелическо-Лютеранской Церкви Дитрих Брауэр во время посещения с. Джигинка, Анапского р-на 2016 год

На фоне бышей кирхи (Ныне Дом Культуры с. Джигинка)

 

Автор статьи: Ю.Шарабарин. Газета "Анапские Ведомости"
Фотографии: из книги Альфреда Кох и Ольги Лапиной "История одной Деревни"

Материал оцифрован на студии LutheranWorld.ru ©

Последнее изменение
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации