A+ A A-

“Нас постоянно радовало преодоление очередного барьера...”

Оцените материал
(2 голосов)
Штефан Редер, Венрих Сленцка,  Илона Минченока, Наталие Кофлер Штефан Редер, Венрих Сленцка, Илона Минченока, Наталие Кофлер

Мой  первый  денежный штраф в России я заплатил в Санкт-Петербурге  на  Невском проспекте. Лобовое стекло моей машины было  забрызгано  снежной  слякотью. Остановившись у края дороги, я чистил снегом окно. Симпатичный милиционер решил, что я остановил машину в неположенном месте.

В машине сидели также Штефан  Редер,  впоследствии  ректор семинарии, Илона Минченока и Наталие Кофлер. Обе женщины начали издавать в  Риге  журнал  “Вестник”  и  ехали  в семинарию работать преподавателями иностранного языка и переводчиками.
Кроме нас четверых, у нас не было ничего для Теологической семинарии. Не  было  и  машины,  за  исключением моего личного автомобиля. В 1997 году я проехал на нем в общей сложности 35 тысяч километров. Большую часть из них – ради нужд Теологической семинарии. У нас не было здания, так как дом в Новосаратовке еще стоял в руинах. У нас не было ни мебели, ни офисного оборудования, ни жилья для студентов, ни учебного плана ...

...У нас не было здания, так как дом в Новосаратовке еще стоял в руинах. У нас не было ни мебели, ни офисного оборудования, ни жилья для студентов, ни учебного плана ...
А студенты у нас уже были. Мы выбрали их осенью 1996 года. Если я правильно помню, двенадцать мужчин и женщин должны были в начале апреля приступить к учебе. До этого срока нужно было еще успеть сделать многое. Учебный план, который мы разрабатывали совместно, должен был, с одной стороны, обеспечивать теологическое образование, необходимое для того, чтобы быть компетентным в пасторском служении. С другой стороны, студентам нужно было приобрести практические навыки, чтобы  будущие  пасторы смогли скорее начать работу в общинах. Кроме того, хотелось  позаботиться  и о развитии кругозора студентов.
Нужно было решить, где можно разместить студентов. Едва ли в Новосаратовке можно было жить в палатках. Так, первое время в городе снимали недорогие комнаты для студентов. Занятия проходили в одном из флигелей перед Петрикирхе. Это здание было также еще не отреставрировано, но пригодно для использования.
Только примерно через две недели в здании в Новосаратовке появились первые комнаты, пригодные к заселению. Нам оставалось лишь приобрести мебель. Я вспоминаю наш визит на предприятие по производству эскалаторов, где нас заверили, что могут изготовить все, даже двухъярусные кровати. Нам нужно только сделать эскизы. Так как обе юные дамы изучали германистику, а Штефан Редер и я – теологию, мы были, разумеется, “как нельзя лучше” подготовлены для выполнения этой задачи. Насколько мне известно, эти кровати сохранились до сих пор. Очевидно, знания по теологии и германистике можно применять в самых различных областях.

...Очевидно, знания по теологии и германистике можно применять в самых различных областях...
Следующим барьером, который нам предстояло преодолеть, было питание студентов: у нас не было повара и не было человека, который мог бы закупать продовольствие. Нас спас студент из Киргизии. Он умел готовить не только плов, но и другие блюда. К сожалению, он не сильно продвинулся в изучении теологии и покинул нас после первого триместра. Затем приехала Алёна Гросс, жена одного из первых студентов, и работала в течение трех лет поваром. Покупками занимались мы, преподаватели, пока в семинарии не появился автомобиль с водителем.
Оборудование кухни, установка отопительной  системы,  создание  библиотеки, бесконечные  строительные мероприятия в здании занимали много времени и сил в первый год существования Теологической семинарии. К тому же, мы впервые должны были читать лекции и проводить семинары. Здесь мы столкнулись с двумя трудностями: во-первых, теологической литературы на русском языке тогда было еще меньше, чем сегодня; во-вторых, в русском языке нет эквивалентов для некоторых терминов лютеранской теологии. Но зато был шанс выработать вместе со студентами эти понятия и таким способом преподнести им материал.
Уже  в  течение  первого  учебного года постоянно возникали новые идеи. Студенты принимали в этом немалое участие. Были найдены новые преподаватели из Санкт-Петербурга, Германии и Америки. Были введены новые дисциплины, в том числе и общеобразовательные. Особым событием были поначалу утренние и вечерние молитвы. Во время пения развился особый вид мелодекламации, при котором было невозможно различить мелодию. Но по окончании трехлетней  учебы  (почти)  все  могли прекрасно петь!

......
Со временем мы получали в распоряжение новые помещения. В первые недели была только пара комнат для студентов и маленькая кухня с двумя плитками. В качестве аудитории служила комната, которая позже стала кабинетом ректора. На первом этаже не было готово еще ни одно помещение. Я уже не помню, когда аудитории были приведены в такое состояние, что мы смогли там читать лекции. В связи с этим мы начали искать для них мебель и доски. Несмотря на то, что это отвлекало нас от занятий, нас постоянно радовало преодоление очередного барьера.
Наша работа в различных областях: при отделке здания, на реставрационных работах, а также преподавание, стали возможными только благодаря тому, что было много пожертвований из-за рубежа. Евангелическая церковь Германии заботилась, прежде всего, о кадрах. В Америке профессор Герхардт Кродель и его жена, прилагая все усилия, через руководство миссии Евангелическо-лютеранской церкви Америки взяли на себя заботу о здании семинарии и его отделке. Кроме того, через сбор пожертвований он финансировал стипендии для студентов. Не обошлось без помощи и других организаций, например, Союза Мартина Лютера в Германии.

Было очевидно, что в отреставрированном здании семинарии должен состояться большой праздник освящения. Только точная его дата из-за медленно продвигающейся реставрации оставалась  неизвестной.  Неоднократно  она отодвигалась. Последний перенос даты праздника утаили от архитектора для того, чтобы реставрационные работы пошли быстрее.
Летом 1998 года к нам приехали из Германии пастор Петер Лоберс и его жена. Он был не только преподавателем и душепопечителем для студентов, но также помощником в строительных работах. Его жена занялась преподаванием немецкого языка для продолжающих обучение. Также она принимала участие в семинарских богослужениях в качестве музыканта.
Я уже не могу с точностью восстановить в памяти последние месяцы и недели перед освящением. Очень многое нужно было еще успеть сделать, и слишком медленно продвигались реставрационные работы. Обстановка накалилась до предела. Когда студенты после летних каникул снова приехали в семинарию, внешние стены были только частично очищены и почти не покрашены. Целую неделю все работали на обустройстве здания. О лекциях можно было забыть. За день до освящения строители были еще в здании. Студенты убирали за ними, чтобы  дом  к  празднику  был  чистым. Преподаватели, студенты, сотрудники технических служб – все принимали активное участие. Мы ползали в капелле по полу, подгоняя размер плинтусов так, чтобы скамьи смогли поместиться.

...Летом 1998 года к нам приехали из Германии пастор Петер Лоберс и его жена. Он был не только преподавателем и душепопечителем для студентов, но также помощником в строительных работах...
Уже после полуночи я попрощался, чтобы успеть вернуться домой до того, как на несколько часов разведут мосты через Неву. Я ведь хотел приехать на следующее утро на освящение вместе с женой и годовалой дочкой. В глубине души мне было досадно, что я не остался: остальные должны были работать всю ночь напролет, чтобы освящение прошло без мастерков, ведер и грязи.
Освящение  праздновали  вместе  с гостями из разных стран весь день. В программу входили богослужение, праздничная речь и угощение. Георг Кречмар, Епископ ЕЛЦ – год спустя его должность стала называться Архиепископ – прочитал праздничную проповедь в капелле семинарии. Он внес существенный вклад в создание учебного заведения. Поводом была необходимость в образовании пасторов, в этом Кречмар уже с конца восьмидесятых годов поддержал тогдашнего Епископа Калниньша в Риге. Будучи профессором теологии, благодаря своим теоретическим знаниям, а также международным контактам, он с самого начала способствовал авторитету и успеху Теологической семинарии ЕЛЦ.

...В глубине души мне было досадно, что я не остался: остальные должны были работать всю ночь напролет, чтобы освящение прошло без мастерков, ведер и грязи...
Вечером  после  освящения  во  время прогулки на пароходе по Неве мы проплыли мимо здания семинарии. К сожалению,  мы  увидели  также  неотреставрированный задний фасад дома. Воспоминания были и без того омрачены усталостью, оставшейся после подготовки к празднику.
Это просто чудо, что студенты первого курса смогли многому научиться уже в их первый учебный год. Замечательно спустя десять лет читать о пасторах, пробстах и доцентах ЕЛЦ, которые учились в Новосаратовке. Начало было приключением, о котором все его участники будут рассказывать своим внукам. Но без этого приключения не было бы Теологической семинарии ЕЛЦ. Мой автомобиль, между прочим, не выдержал поездки на Родину в 1999 году. Он остался на финской границе в Торфяновке. Он выполнил свое назначение.

Der Bote 1/2007

Последнее изменение
Сленцка Венрих

пастор, Манхин (Wenrich Slenczka)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации