A+ A A-
Этот вопрос постоянно встает как на уровне самих общин, так и на уровне епископов Этот вопрос постоянно встает как на уровне самих общин, так и на уровне епископов

Кого-то эта моя статья будет раздражать, а кто-то скажет: наконец-то! Я попробую несколько слов сказать о десятине. А точнее - о самофинансировании общин. Этот вопрос постоянно встает как на уровне самих общин, так и на уровне епископов, но который никак не может найти свое решение в нашей традиции.

Во-первых, почему этот вопрос вообще возникает? Почему в последнее время он встает все острее? Почему он звучит с трибун Синодов, из уст епископов и архиепископов и, наконец, со страниц церковной печати?

Причина проста и банальна: сокращается спонсорская помощь. Конечно, есть более благополучные в этом отношении общины в основном в крупных городах, в которых ручейки  спонсорской помощи пока не иссякают. Пока. А там ведь и расходы совсем другие. То есть этого все равно не хватает.

Но в большинстве небольших общин, вроде нашей, финансовые вопросы стоят очень остро. Это и невозможность приобретения, ремонта или даже просто аренды помещения для богослужений. Это содержание пасторов общины. Это, в конце концов, вопрос существования лютеранской Церкви в России.

Почему, например, из года в год наша Теологическая семинария не могла набрать достаточное количество студентов очного отделения? Да отчасти именно потому, что люди не хотят тратить четыре года своей жизни для того, чтобы в конце услышать: извините, работу пастора мы вам не обещаем, а если и найдем, то оплачиваться она будет более чем скромно (если вообще будет оплачиваться).

А молодому человеку надо строить свою жизнь, семью. А для этого нужны деньги. Ему говорят: Вы должны еще где-то работать помимо своего служения. Но где и кем он будет работать, если с дипломом нашей семинарии он нигде, кроме нашей же Церкви, работать не может? Грузчиком с высшим богословским образованием? Вот и получается, что человек зря потратил годы своей жизни, ведь за это время он мог окончить светский ВУЗ и найти хорошо оплачиваемую работу. Хотя бы теоретически.

Я хочу, чтобы все вы, мои читатели, поняли и приняли к сердцу одну элементарную вещь: наши спонсоры вообще-то не обязаны нас спонсировать. К сожалению, эта простая истина, кажется,  вмещается не во все головы. Как сказал мне несколько лет назад один председатель церковного совета лютеранской общины: «Если Германия перестанет давать деньги, то продадим здание и разойдемся». И думается, что не один он так рассуждает.

Но проблема в том, что такие времена уже настают, спонсорская помощь тает на глазах и нам надо самим о себе заботиться. Как написали нам наши партнеры из американской церкви: «…у нас принято, чтобы община сама содержала пастора. Если, конечно, общине нужен пастор…» И поверьте, то же самое твердят уже на многих площадках: если общине нужен пастор, она должна позаботиться о том, чтобы пастор мог жить и служить. В принципе, это общемировая практика. В той же Русской Православной Церкви никто не платит зарплату священнику, кроме общины, в которой он служит. Просто там десятину заменяет плата за свечи, требы, таинства и многое другое. В Германии другая практика. Там в обязательном порядке с каждого члена Церкви государство взимает церковный налог, который идет на содержание Церквей. Но, как видите, это все равно за счет самих верующих. Ибо, кому еще, кроме них, это вообще надо?

В США и многих других странах общины сами содержат пастора в основном за счет десятины или особого налога, который члены общины жертвуют на существование общины.

К сожалению, общине нужны деньги. Без денег община не может существовать. К сожалению, пастор должен получать зарплату и эта зарплата должна быть достойной. Ведь пасторы тоже кушать хотят, а отвлекаться на добывание средств – это оставлять общину без пастора. Библейский принцип гласит: проповедующий Слово Божие должен жить от благовествования. Это, как пишет святой апостол Павел не просто совет, а повеление Бога. (1 Кор. 9:14)

К сожалению, многие другие служения в церкви тоже должны оплачиваться. К сожалению потому, что на все это деньги нужны. Это и служение музыкантов, руководителей хора, учителей воскресных школ, молодежных лидеров, бухгалтера, уборщиков и т.д. Конечно, все это можно делать бесплатно на голом энтузиазме прихожан, но такие люди есть не всегда, да и у них бывает время, когда они должны зарабатывать деньги на пропитание, болеют, имеют другие заботы и проблемы.

Кто-то может возразить: если мы будем вводить десятину, то люди у нас разбегутся. Что на это ответить? Десятина – дело добровольное, кто не хочет давать десятину или не имеет возможности… что ж, с ножом к горлу никто у него требовать не будет. Десятина – это дело совести христианина, личное дело.

Те, кто решит жертвовать свои деньги, будут заинтересованы в развитии общины. Ибо человек так устроен, что всегда заинтересован в том, во что лично он финансово вкладывается. И безразличен к тому, за что платят другие.

Возникает закономерный вопрос: что такое десятина и откуда вообще взялась эта идея? Десятина – это 10% доходов члена общины, которые он жертвует на общину. На эти деньги община существует. Несколько лет назад я разговаривал с одной женщиной баптистской из Санкт-Петербурга. Она посещает небольшую общину, численность которой 37 человек, половина из них  бабушки-пенсионерки. Все платят десятину. На эти деньги они арендуют помещение для богослужений (15 000 руб. в месяц), платят зарплату пастору (15 000 руб. в месяц + проездная карта), десятину от всей собираемой десятины они отправляют в свой церковный Союз. И после всего этого у них остается еще какая-то сумма, которая может быть использована для нужд общины.

Это был просто пример десятины, того, как небольшая община вполне способна на автономное, ни от кого не зависимое существование. Следует добавить, что абсолютное большинство евангелических церквей в России именно так и существуют.

Но откуда взялась вообще идея десятины и какое отношение она имеет к христианству? Прямо – никакого. То есть к христианству как идее, как учению, как Евангелию Христа. Но она имеет самое прямое отношение к существованию Церкви в мире. Если мы попытаемся взглянуть на библейские основания десятины, то они достаточно внушительны:

«И всякая десятина на земле из семян земли и из плодов дерева принадлежит Господу: это святыня Господня» (Библия, Книга Левит 27:30)

«Можно ли человеку обкрадывать Бога? А вы обкрадываете Меня. Скажете: "чем обкрадываем мы Тебя?" Десятиною и приношениями. Проклятием вы прокляты, потому что вы - весь народ - обкрадываете Меня. Принесите все десятины в дом хранилища, чтобы в доме Моем была пища, и хотя в этом испытайте Меня, говорит Господь Саваоф: не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка? Я для вас запрещу пожирающим истреблять у вас плоды земные, и виноградная лоза на поле у вас не лишится плодов своих, говорит Господь Саваоф.  И блаженными называть будут вас все народы, потому что вы будете землею вожделенною, говорит Господь Саваоф». (Библия, Книга пророка Малахии 3:8-12)

«Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное? Если другие имеют у вас власть, не паче ли мы? Однако мы не пользовались сею властью, но все переносим, дабы не поставить какой преграды благовествованию Христову. Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования». (Библия, 1Кор.9:11-14)

Если судить по Ветхому Завету, десятина была известна евреям еще задолго до времен Моисея (Библия, Книга Бытие 14:17-20). Десятина восходит к Аврааму, который дал первосвященнику Мелхиседеку десятую часть всей добычи, полученной им от четырех побежденных царей. Десятина состояла из десятой части произведений земли, животных и т. п. и шла в пользу левитов, бывших служителями древней Церкви, не имевших собственной земли, и служила для них средством существования. Десятую часть от десятины левиты, в свою очередь, отчисляли на содержание первосвященника (Библия, Книга Числа 18: 21-32). Десятину натурой дозволялось заменять и деньгами (Библия, Книга Второзаконие 14: 24-26).

В общем, в том или ином виде десятина или церковный налог существовала в церкви во все времена.

Недавно, в одно из воскресений к нам на службу случайно зашла молодая девушка из некой христианской церкви. После службы она подошла ко мне и попросила разрешения отдать нам десятину, которую она приготовила для своей общины, но куда не смогла сегодня попасть. Она сказала: «Какая разница, ведь это все равно для Бога, правда?» Так и хочется ответить словами Господа Иисуса Христа: «…Истинно говорю вам: и в Израиле не нашел Я такой веры» (Мф.8:10), имея в виду нашу Церковь.

К несчастью, часто в наших общинах есть и те самые «исконные» и «наследственные» лютеране, которые как десять лет назад вкладывали 10 рублей в корзину для пожертвований, так и сейчас вкладывают те же 10 рублей. Но дорогие друзья, если десять лет назад десять рублей – это еще хоть какие-то деньги были, то сейчас это ничто.

С чем же связан тот факт, что люди не хотят в свою же общину, по сути, для себя же давать деньги?

На мой взгляд, финансовое неблагополучие большинства наших граждан здесь точно не причем. Те же баптисты или пятидесятники ничуть нас не богаче, но и беднее от десятины не становятся. Жертвующий на дело Божие никогда не оставлен будет Богом. Для верующего христианина это аксиома.

Проблема в научении, в том, как у нас изначально учили этому вопросу, в наших общинах. В 99% случаев – вообще никак.

Этот вопрос вообще не поднимается чаще всего. Пасторы боятся его поднимать. Они робко обсуждают его на конференциях и синодах, но в общинах помалкивают. Потому что общины приучили к спонсорским деньгам, мы уже давно сидим на этой игле как наркоманы, не в силах отказаться от дозы. Вместо того чтобы говорить о десятине в общинах, мы предпочитаем искать все новых спонсоров, которые помогли бы нам денежками. Это приводит к прямой зависимости от того, кто дает. Есть хорошая поговорка: «Кто платит, тот и заказывает музыку». Думаю, многие поймут, что я имею в виду. А если тому, кто платит, не понравится что-то, что мы делаем, он в своем праве отказать нам в таком финансировании.

Церковь только тогда может быть крепкой и ее слово может что-то значить, если она способна с помощью Божией сама о себе позаботиться. Господь же не оставит верных своих.

Хочется закончить словами автора Книги Деяний святых апостолов, на которые, может быть, и сегодня, при совсем иных обстоятельствах, нам все же следовало бы в какой-то степени равняться: «Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви». (Деян.2:44-47) 

Журавлёв Игорь Евгеньевич

Пастор Евангелическо-Лютеранской церкви Св. Николая в г. Великий Новгород.

Магистр теологии в области исторического богословия.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации