A+ A A-

Весть, которая привела меня из неверия на кафедру лютеранской церкви

Оцените материал
(0 голосов)
Люди уходят из церкви. Люди, которых убедили, что благого и любящего Бога не существует — хотя они, подобно мне, хотели в Него верить... Люди уходят из церкви. Люди, которых убедили, что благого и любящего Бога не существует — хотя они, подобно мне, хотели в Него верить...

Пока мне не стукнуло 24, я был атеистом. Я вырос в семье атеиста. Молодым человеком я изучал сочинения атеистов. В университете я высмеивал христиан за их наивную глупость.

«Бог — это просто человеческий вымысел, который помогает вам прятаться от реальности, — говорил я. — Невидимый друг, живущий на небесах и совсем не умеющий распоряжаться деньгами. Мне вовсе не нужно ходить в церковь, чтобы быть хорошим человеком». А регулярное посещение церкви? Для всех моих знакомых-христиан это, похоже, было лишь возможностью оправдаться за отрыв субботним вечером.

Потом, когда я опустился на самое дно — благодаря наркотикам, алкоголю и порочным связям, — Бог открылся мне как Бог-для-меня. Это была бурная встреча, поскольку я насмерть бился, сопротивляясь Его приходу. Я не хотел никакого бога и не нуждался в нем. У меня были наркотики и алкоголь. У меня был я сам. Все должно было закончиться совсем не так. Я подумал: «Может, так и выглядит острый психоз?»

...«Бог — это просто человеческий вымысел, который помогает вам прятаться от реальности", — говорил я...

Я сказал друзьям: «Я больше не могу с вами тусоваться». Я много думал о самоубийстве. Я даже пытался покончить с собой. Несколько раз. Я не понимал, что произошло, и никто, похоже, не мог мне этого объяснить. Потом, последовав совету одного лютеранского пастора, отца моего друга, я улетел в Мексику. Когда я прибыл на место, Бог был там. Год спустя, когда я отправился на поезде в Портленд, Бог был и там. Полгода спустя я на автобусе поехал в Луизиану. Бог был там. Десять лет я летал, ездил, бежал, метался, но всюду, где я останавливался, Он ждал меня, словно пастушья собака, готовая отвести меня обратно к стаду. В какой-то момент, не помню точно, я отказался от попыток убежать. Я перестал бороться с тем, что происходило со мной. Я пришел в церковь.

Мой сосед по комнате спросил, не хочу ли я пойти с ним в церковь. Он хотел снова начать ходить в церковь, но никак не мог заставить себя встать рано утром в воскресенье. Так что он попросил меня ему помочь. Он даже оставил за мной выбор церкви. В то воскресенье у нас был выбор: пересечь четырехполосное шоссе и пойти в методистскую церковь или прогуляться один квартал до лютеранской церкви на углу. Движение на шоссе было оживленным, и мне было лень ждать зеленого сигнала светофора, так что я выбрал здание на углу.

...Я перестал бороться с тем, что происходило со мной. Я пришел в церковь...

В нартексе нас встретили ашеры, которые подсказали, куда идти дальше. В главном богослужебном зале шел ремонт, так что мы проследовали в зал для приходских собраний, полный подозрительно хорошо одетых (на мой вкус) членов общины. Зал представлял собой холодное темное помещение, уставленное складными металлическими стульями. Пастор, появившийся из своего кабинета, чтобы вести богослужение, выглядел так, словно он умер еще пятнадцать лет назад, просто ему забыли сказать об этом. Это была самая длинная и самая тягомотная проповедь за всю мою жизнь, которую мне пришлось просидеть от начала до конца на складном металлическом стуле.

По пути обратно домой я всю дорогу костерил своего соседа. Я никогда не вернусь в лютеранскую церковь. Все мои стереотипы и карикатурные представления об американском христианстве воплотились в реальность. Три недели спустя он убедил меня вновь пойти в ту церковь. «Тебе не нужно идти со мной на богослужение. Сходим вместе на изучение Библии. Я хочу посмотреть, что это такое. Я был там на прошлой неделе, когда ты ездил в Ванкувер, и служил другой пастор — по-моему, он вовсе не зомби».

В какой-то момент во время изучения Библии я затеял спор с пастором. Не помню, как это произошло, но помню, что мне не понравилось какое-то его высказывание, что «мы спасены одной лишь благодатью независимо от дел». Когда занятие закончилось, он встал со стула и направился прямиком ко мне. Я собрался в предвкушении неминуемой перепалки. Пусть только этот перегоревший старый пастор, этот якобы христианин, этот лютеранин, попробует меня переубедить! Но он просто протянул мне руку со словами: «Доброе утро, я пастор Крюгер». И пригласил меня на обед. Да за кого он меня принял! Я выдумывал отговорку за отговоркой, чтобы не соглашаться, но пастор был настойчив. «Ладно», — сказал я. В конце концов, это был бесплатный обед, а я уже несколько дней три раза в день питался растворимой лапшой.

...он просто протянул мне руку со словами: «Доброе утро, я пастор Крюгер»...

Через неделю за обедом мы проговорили три часа. Туда-сюда. Подача-прием. Я задавал вопрос, он отвечал вопросом. Я возражал, он отвечал стихами из Библии или цитатами из богословов, о которых я никогда не слышал. В конце беседы он убедил меня почитать что-нибудь из Мартина Лютера. Он посоветовал Краткий Катехизис и трактат «О свободе христианина».

Лютеровское объяснение Третьего Догмата Символа Веры пережгло у меня в мозгу все пробки. «Верую, что не могу своими рассуждениями или силами уверовать в Иисуса Христа, Господа моего, или прийти к Нему. НО...» Я никогда не читал ничего подобного. Лютер словно написал это для меня, обращенного атеиста.

«Если это лютеранство, — сказал я. — Я хочу быть лютеранином!» С тех пор для меня начались перемены. Я узнал, что немногие лютеране находят Краткий Катехизис столь сногсшибательным.

В конце концов я перестал бороться с Богом, с пасторами и христианами… отчасти перестал… стал бороться чуть меньше… На самом деле, Бог просто сокрушил меня. В отчаянии я принял Крещение. «Раз уж меня приняли в семинарию, — сказал я жене, — наверное, на первое занятие мне стоит прийти крещеным».

Приехав в семинарию, я познакомился с однокурсниками, у которых старые лютеране и их богословие трепетного восторга не вызывали. Помнится. большой акцент во время обучение делали на умение адаптировать богословие к «нашему контексту» (что бы это ни означало). Нас просто заваливали историями и примерами из жизни о том, как пасторы, поступавшие иначе, теряли прихожан, и их община рано или поздно умирала. Это уже случалось. Нам показывали фотографии!

...«Если это лютеранство, — сказал я. — Я хочу быть лютеранином!»...
 Очень скоро я решил, что мне не место в семинарии. Я сомневался, что хочу остаться в лютеранской церкви. Я несколько раз пытался бросить учебу, сдать экзамены экстерном или просто сбежать. Но каждый раз, когда я собирался пойти к секретарю и написать заявление, кто-то уговаривал меня остаться и доучиться. Я не хотел быть пастором и решил продолжить учебу, защитить кандидатскую по истории Церкви. Так я хотя бы смогу преподавать в церкви. Но потом, после шести лет труда, я перестал противиться и принял рукоположение. Меня рукоположили несмотря на то, что я был несогласен с учением, которое постоянно слышал.

И даже после рукоположения я постоянно слышал, что главное учение церкви заключается в следующем: «Веруй в Бога, ходи в лютеранскую церковь и веди себя прилично. А теперь иди, научи других делать то же самое».

На третьем или четвертом ежемесячном пасторском собрании после рукоположения меня прорвало: «Именно это убеждало меня, когда я еще был атеистом, в том, что учение церкви — ложь. Вы состряпали все эти сказки, чтобы уйти от реальности. От реальности, в которой я жил каждый день, будучи сыном алкоголика. Как быть с издевательствами, которые мне пришлось вынести? Кто в этом виноват? Как быть с моей наркозависимостью и с тем злом, которое я причинял себе и другим? Как быть со всем этим? Есть ли Богу что об этом сказать? Я не говорю, что проблема в моих поступках. Я говорю, проблема ВО МНЕ САМОМ! И что теперь?»

...Веруй в Бога, ходи в лютеранскую церковь и веди себя прилично — это не Евангелие...

Веруй в Бога, ходи в лютеранскую церковь и веди себя прилично — это не Евангелие. Это не то, о чем св. Павел пишет в Послании к римлянам — что «Евангелие есть сила Божия ко спасению всякому верующему», что одна лишь веры в одного лишь Христа есть исполнение всего Закона, что «Дух Святой подкрепляет нас в немощах наших», что в моей плоти нет ничего доброго, и что я сам не могу сделать ничего доброго, чтобы что-то прибавить к царству Христа. что случилось со словами: «Верую, что не могу своими рассуждениями или силами уверовать в Иисуса Христа, Господа моего, или прийти к Нему. Но Святой Дух призвал меня посредством Евангелия...»?

То, что я слышал, чему меня учили, и за что мне последние двадцать лет честили благонамеренные, благочестивые христиане, с детства верившие в Бога, — это весть, которая не приводит людей в церковь. Это весть, благодаря которой люди вырастают в церкви и однажды из нее уходят. Дело тут не в культурном контексте, не в демографии, не во влиянии сверстников, не в особенностях «нового поколения» и не в каких других вещах, с помощью которых нам хотелось бы объяснить, почему люди уходят из церкви. Люди, которых убедили, что благого и любящего Бога не существует — хотя они, подобно мне, хотели в Него верить. Так зачем же тратить время на попытки угодить Богу, Которому нет дела до страждущих, и Который ушат за ушатом выливает дерьмо этого мира на голову наркомана?

Люди, с детства слышащие проповеди в стиле «поверь, ходи, веди себя прилично», в действительности слышат следующее: «Это испытание. Пройди испытание, и Бог тебя не накажет. Он даже наградит тебя, если только ты...» Иными словами, «на небесах есть невидимый мужик, который раздает подарки хорошим мальчикам и девочкам, а плохих мальчиков и девочек отправляет в ад».

Все это называется красивым термином «моралистический терапевтический деизм». Это не Христос, не Евангелие, не Его послание. Это не более чем грешники, пытающиеся бежать от Бога, явившего Себя Богом-для-тебя на Кресте. Мы хотим сами сформировать образ Бога и пользоваться Им на собственных условиях. Мы хотим получить от Него всего, что нам хочется, а хочется нам контроля, власти. Мы хотим избавиться от страданий и смерти. И мы хотим при этом быть довольными собой. Мы хотим Златовласкиного Бога: не слишком горячего и не слишком холодного, не слишком твердого и не слишком мягкого, не слишком далекого, но и не слишком близкого — в самый раз. Точно такого, каким мы хотим Его видеть.

Но если мы крестились в смерть Христа, как пишет св. Павел, тогда мы будем жить так, как жил Христос, страдать так, как страдал Христос, и умрем так, как умер Христос. И воскреснем из мертвых так же, как Христос воскрес из мертвых. Где Бог, когда мы страдаем? Он несет нашу боль на Себе. Где Бог, когда мы творим зло? Он принимает его на Себя. Где Бог, когда я говорю: «Проблема не в моих поступках. Проблема ВО МНЕ САМОМ!» Он на кресте, и на Него возложены вся моя вина и весь мой стыд. И ваши тоже.

Это Евангелие. Это Христос-для-вас. Это истина, которая пережигает пробки в голове закоренелых грешников. Она создает нового человека, живущего в свободе перед Богом, одной лишь благодатью, через одну лишь веру, в одного лишь Христа. Такова сила Евангелия, которое превращает подобных мне атеистов в верующих. Оно освобождает нас и делает народом Божьим. Свободным служить, любить и жить в благодарности за то, что Бог даровал нам сегодня и каждый день. Все дары — от Него к вам. Такова весть, которая увлекла меня прочь от атеизма и поставила на кафедру лютеранской церкви.

Донавон Райли

Донавон Райли — лютеранский пастор, менеджер контента сайта Higher Things. Он входит в совет директоров служения Christ Hold Fast и является одним из ведущих подкастов All The Dirt on Church History и The Higher Things Simul Cast. Он служит пастором лютеранской церкви св. Иоанна в г. Уэбстер, штат Миннесота. Он пишет статьи для блогов The First Premise и Gnesio Lutheran. Окончив университеты Конкордия в г. Сент-Пол, штат Миннесота, и Портленд, штат Орегон, пастор Райли окончил Семинарию Лютера в г. Сент-Пол, штат Миннесота, и там же поступил в аспирантуру. В 2008 году он перешел из ELCA в юрисдикцию Миссурийского синода Лютеранской церкви. Он женат на Энни, и у них четверо детей: Оуэн, Алма, Осия и Галлель.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации