A+ A A-

Зачем совершать Причастие каждое воскресенье? Избранное

Оцените материал
(2 голосов)

В начале 1980-х я был пастором студенческой часовни при Университете Северной Дакоты в г. Гранд-Форкс. Каждый год мы со студентами из разных университетов того региона собирались на совместную конференцию.

В 1983 году мы приехали из Гранд-Форкс в Миннеаполис, в Университет Миннесоты, где нас радушно встретили пастор Джон Плесс и Университетская лютеранская церковь. Во время воскресного богослужения, как и всегда на таких конференциях, мы совершили Святое Причастие. Однако в этот раз я заметил нечто необычное. Университетская церковь вписала в свой устав положение, что Причастие будет совершаться на каждом воскресном богослужении. В обоснование такой практики была приведена ссылка на Аугсбургское исповедание: «Среди нас Месса совершается в каждый день Господень и в другие праздники, когда Таинство предлагается всем желающим приступить к нему после того, как они были опрошены и получили отпущение грехов». Пастор Плесс объяснил, что церковь решила совершать Причастие ежевоскресно.
 
Поначалу меня поразили две вещи. Во-первых, я подумал, что пастор Плесс ударился в крайность. Мне эта идея показалась слишком радикальной. И мне в голову тут же пришли все причины, по которым я бы возражал против подобной мысли. Разве это не добавит работы алтарникам, секретарю общины, пастору и его ассистентам? Когда же церковь будет служить чин Утрени? Разве Святое Причастие не превратится для людей в рутину? Прихожанам нравится приглашать своих родных и друзей-нелютеран в церковь на богослужения без Причастия. А как это сделать, если Причастие совершается каждое воскресенье? Разве это не католическая традиция? Джон — сторонник высокоцерковной традиции и очень любит литургию. И я поначалу решил, что это очередной высокоцерковный заскок. Но мне стало интересно.
 ...Лютер и его соратники никогда бы не одобрили той «половинчатой мессы», в которую в наше время превратилась обычная воскресная служба...
Во-вторых, я был удивлен и отчасти зол на себя за то, что прежде не обращал внимание на эти слова в лютеранских вероисповедных книгах. Конечно, я их читал. Я прочел их не менее четырех раз, а потом неоднократно к ним возвращался. Как и всякий лютеранский пастор, я дал обещание проповедовать в соответствии с этими документами. Но на эту конкретную фразу я раньше не обращал внимания. Поскольку я всегда гордился тем, что я настоящий и верный лютеранский пастор и богослов, мне было обидно, что кто-то другой меня поучает. Я прослушал курс литургики в семинарии. Нас учили, как служить разные литургии. Мы никогда, по существу, не задавались вопросом, как часто совершать Таинство. Нас учили делать это «часто» — что бы это ни означало. На богословских предметах мы узнали, что истинное Тело было предано, и истинная Кровь была пролита во отпущение грехов. Но мы просто приняли практику, которая существовала в нашей церкви, как должное. В соответствии с этой практикой Причастие совершалось раз или два в месяц. И теперь мне снова предложили задуматься о частоте совершения Причастия.
 
Весь следующий год я занимался изучением этой темы. И задавал правильные вопросы. Что говорит Библия? Что говорит наше учение? Что говорят наши вероисповедные книги? Какова была практика самых первых христиан? Каковы были обычаи церкви в течение прошедших столетий? Какие позитивные и негативные исторические факторы влияли на практику церкви, и в особенности на практику нашей церкви на протяжении столетий? Стоит ли вообще ломать над этим голову? Целый год я размышлял над этими вопросами, изучал их и обсуждал с другими пасторами и христианами. Я не собирался за здорово живешь менять свои взгляды и литургические привычки. И вот, что я обнаружил.
 
Частота причащения и Евангелие
 
Библия нигде в точности не говорит нам, как часто надлежит совершать Причастие. Конечно, Библия нигде конкретно не говорит нам и того, как часто совершать богослужения. И Библия нигде не говорит нам, как часто принимать отпущение грехов. Библия нигде не говорит, в каком конкретно возрасте крестить детей.
 
На то есть свои причины.
 
Нельзя надстраивать законы и правила над дарами Евангелия. Бог возвещает нам, что мы спасены, в Крещении, в Евангелии и в Вечере Господней. Он никогда не говорит нам, как часто нам следует слышать Его Слово. Он просто предполагает, что мы будет слушать его как можно чаще. Он не регламентирует то, как часто нам следует получать отпущение грехов. Он предполагает, что мы будем принимать это прощение как можно чаще.  Он просто все время прощает нас посредством Евангелия. Он никогда не говорит нам, как рано крестить детей. Он просто объясняет, как сильно они нуждаются в Крещении, и каким благословением для нас является Крещение. Он предполагает, что мы будем крестить как можно раньше.
 
Так же дело обстоит и со Святым Причастием. Он нигде не велит нам приступать к нему ежедневно, еженедельно, ежемесячно, ежегодно или раз в жизни. Он просто объясняет, как сильно мы в нем нуждаемся, как оно замечательно, и предполагает, что мы будем поступать соответствующим образом. И Он велит нам делать это часто. Он предполагает, что мы будем приступать к Вечере Господней так часто, как можем.
 
Вечеря Господня сродни тому, как вы целуете своего мужа или свою жену. Если вам приходится регламентировать частоту поцелуев, поцелуй перестает быть выражением искреннего чувства. Ни один влюбленный не скажет: «Думаю, мы уже нацеловались достаточно» или «Это последний поцелуй на сегодня». Никто не спрашивает: «Как часто нам нужно целоваться?» Мы спрашиваем: «Как часто мы сможем целоваться?» Мы целуемся, и нас целуют как можно чаще.
 
Вечеря Господня — больше, чем поцелуй Божий. Посредством Святого Причастия Бог дает нам прощение грехов, жизнь и спасение в Теле и Крови Иисуса. Мы постоянно нуждаемся в этих благословениях и хотим их. И потому нам не следует спрашивать: «Как часто нам нужно причащаться?» Нам следует спрашивать: «Как часто мы можем причащаться?»
 
С точки зрения логистики, совершить Вечерю Господню труднее, чем поцеловать кого-то. Для начала нужно собрать церковь вместе. Нужно приготовить место и дары — бесквасной хлеб и вино. Нужно объяснить собравшимся подлинное значение Таинства. И все это нужно сделать с почтительностью и благопристойностью. Так как же часто следует совершать Вечерю Господню? В Писании, в практике ранней Церкви, во времена Реформации, в лютеранских вероисповедных книгах и до относительно недавнего времени ответ на этот вопрос всегда звучал так: «Мы совершаем Вечерю Господню на каждом воскресном богослужении».
 
Частота причащения в Библии
 
В Новом Завете отсутствуют упоминания о воскресных богослужениях, не связанные с упоминанием Вечери Господней. В Деяниях 2:42 Павел описывает самые древние богослужения: «И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах». То есть «преломление хлеба» (Причастие) было обычной частью регулярных христианских богослужений. Эти богослужения совершались по вечерам, поскольку большинство людей работали по воскресеньям (воскресенье стало днем отдыха для христиан только в 321 году). Еще одно упоминание о воскресных богослужениях есть в Деяниях 20:7, где Лука говорит: «В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба…», — и описывает собрание как богослужение с проповедью, за которой следовало преломление хлеба. Из этих текстов складывается ощущение, что воскресные вечера были отведены для двух вещей: наставления в учении и Святого Причастия.
 
1 Послание к коринфянам указывает на то же самое. В 11-й главе люди «собираются в церковь» — отчасти для того, чтобы совершить Вечерю Господню. Здесь перед богослужением люди устраивали трапезу, именуемую «вечерей любви». Эти трапезы упоминаются также в Иуды 12. Коринфяне, устраивая эти трапезы, обходили некоторых беднейших членов общины, принимаясь за еду раньше, чем те приходили после работы. «Ждите их», — говорит Павел. Люди собирались на Вечерю Господню, но злоупотребляли ею. Павел критикует и исправляет эти злоупотребления, объясняя, каким образом следует устраивать богослужение. Прислушайтесь к его словам:
 
слышу, что, когда вы собираетесь в церковь, между вами бывают разделения, чему отчасти и верю. Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные. Далее, вы собираетесь, так, что это не значит вкушать вечерю Господню… Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб…2
 
Итак, Павел исправляет неправду и сохраняет правду. В глазах Павла обходить людей, которые являются частью Церкви, — неправильно. По мнению Павла, причащаться на каждом богослужении хорошо.
 
Частота причащения в ранней Церкви
 
Самые первые христиане собирались по вечерам в воскресенья. Богослужение состояло из двух частей: наставления и Причастия. Сегодня эти две части богослужения — служение Слова и служение Таинства — все еще можно заметить в наших сборниках гимнов и в церковных бюллетенях. Недавно изданный сборник гимнов Миссурийского синода лютеранской церкви, Lutheran Service Book, делит воскресные богослужения на три части: «Исповедь и отпущение грехов», «Служение Слова» и «Служение Таинства»3. В этом делении отражается то, каким образом проводила богослужения Церковь во времена Павла и древнейших христиан. Возможно, ранним христианам не всегда удавалось совершать богослужения ежевоскресно — иногда гонения, бедствия, трудности передвижения и дальние расстояния, возможно, не позволяли это осуществить. Но всякий раз, когда эти христиане собирались, они принимали от Господа Его Слово и Его Таинство.
 
Литература первых двух столетий показывает, что Слово и Таинство повсеместно были частью воскресных христианских собраний. Одно из самых древних после Библии христианских сочинений называется «Дидахе». Оно было составлено примерно в 100 году, а может, и раньше, еще до того, как умер последний апостол. В этом тексте есть такое наставление: «В день Господень собравшись вместе, преломите хлеб и благодарите, исповедавши прежде грехи ваши, дабы чиста была ваша жертва»4. Древнейшее описание воскресного богослужения было составлено человеком по имени Иустин Мученик примерно в 150 году:
 
В так называемый день солнца бывает у нас собрание в одно место всех живущих по городам или селам; и читаются, сколько позволяет время, сказания апостолов или писания пророков. Потом, когда чтец перестанет, предстоятель посредством слова делает наставление и увещание подражать тем прекрасным вещам. Затем все вообще встаем и воcсылаем молитвы. Когда же окончил молитву, тогда, как я выше сказал, приносится хлеб, и вино, и вода; и предстоятель также воcсылает молитвы и благодарения, сколько он может. Народ выражает свое согласие словом — аминь, и бывает раздаяние каждому и приобщение даров, над коими совершено благодарение, а к небывшим они посылаются чрез диаконов.
 
Обратите внимание, что Вечеря Господня была такой же частью богослужений, как и наставление в Слове. Древнейшая сохранившаяся христианская литургия, «Апостольское предание», была составлена примерно в 215 году Ипполитом Римским. Это сочинение чем-то напоминает наш лютеранский служебник — книгу, которую пастор использует при совершении богослужения. Епископ и народ обмениваются приветствиями:
 
— Господь с вами.
— И со духом Твоим.
— Горе имеем сердца.
— Возносим их к Господу.
— Возблагодарим Господа.
— Достойно и праведно есть.
 
Затем сразу следуют Слова установления. Предполагалось, что это происходит каждое воскресенье6.
 
Я мог бы привести цитаты из литургических или богословских текстов едва ли не каждого века до самых недавних времен, и все они показали бы, что Таинство Алтаря совершалось всякий раз, когда народ Божий собирался вместе.
 
Частота причащения до Реформации
 
В последующие годы Церковь исказила Таинство. Из богослужения были удалены проповеди. Таинство все чаще рассматривали как жертву, приносимую священником, а не как дар Божьего спасения. Богослужение совершалось на латыни, а не на понятном простым людям языке. Считалось, что мирянам на скамьях необязательно понимать слова, поскольку эти слова обращены к Богу, а не к людям. Миряне причащались все реже и реже, а священники — все чаще и чаще. Ко временам Фомы Аквинского (1277) считалось, что человек причащается часто, если он делал это 2-4 раза в год. Столь редкое причащение вызывало обеспокоенность, и время от времени публиковались эдикты, в которых от мирян требовали приступать к Таинству. Каждый был обязан причащаться не менее четырёх раз в год, и в особенности на Пасху. Пасхальные мессы занимали столько времени, что практика лишения мирян Чаши приобрела широкое распространение. В 1415 году этот обычай был узаконен в Церкви, так что ко временам Лютера ни один мирянин уже более ста лет не пил из Чаши. Суеверие побуждало людей уносить частицы Хлеба домой и там им поклоняться. Миряне больше не участвовали в пении гимнов и литургии. Это делали монахи. Христианство в буквальном смысле превратилось в религию зрителей. Миряне попросту не получали Божьей благодати, а потому ее и не ценили.
 ...ко временам Лютера ни один мирянин уже более ста лет не пил из Чаши...
И все-таки, даже несмотря на столько явное и безбожное искажение Евхаристии, богослужения в доме Божьем всегда включали в себя Таинство Алтаря.
 
Частота причащения и лютеранская Реформация
 
Причиной конфликта между Лютером и папистами стало господствовавшее в Церкви понимание благодати. (Ранние лютеране никогда не считали, что борются с католической Церковью — только с папой, поэтому своих оппонентов они называли папистами.) Лютер был убежден, что благодать заключается в прощении грехов, приобретенном Христом для всех, и милосердно предлагаемом в Отпущении грехов, Слове, Крещении и Вечере Господней. Вечеря Господня, по Лютеру, — это не служение, которое священник совершает для Бога, но дар Христа нам. Вообразите себе, как это все изменило.
 
Лютер отказывался менять то, что не было неправильным. Он сохранил в литургии столько, сколько позволяло Евангелие. Таким образом, в литургии сохранились коллекты, молитвы, символы веры, библейские чтения, чинопоследование и основное деление на служение Слова и служение Таинства. Все это и по сей день верно сохраняется в конфессиональных лютеранских церквях.
 ... Реформация делала главный упор на том, чтобы благодать Божья была понятна людям...кст взят с сайта http://www.lutheranworld.ru/christian/item/1256-paskhalnoe-pozdravleni
Однако перемены были необходимы. Более всего лютеране заботились о том, чтобы люди лучше узнали Бога. В церквях была восстановлена проповедь, некогда бывшая в пренебрежении. Лютер написал литургию на немецком языке. Теперь люди могли слышать богослужение на родном наречии. Они могли понимать все, что говорится и делается. Библия тоже была переведена на немецкий, чтобы люди понимали библейские чтения. Лютер и многие его современники писали гимны, чтобы наставлять людей в истинах Христовых просто и доступно, и чтобы миряне могли участвовать в прославлении Бога. Составлялись и печатались катехизисы, чтобы людей было проще обучать. Священники больше не бормотали Слова Установления себе под нос на латыни. Они громко произносились или пропевались на родном языке народа. Реформация делала главный упор на том, чтобы благодать Божья была понятна людям. Эти перемены оказали благотворное воздействие на сердца и привычки Божьего народа. Количество причастников резко возросло. Лютеране приступали к Причастию столь часто, что это вызывало зависть у их соседей-римокатоликов. Как ни странно, «современная практика Римской церкви, которая поощряет частое принятие Таинства, многим обязана вдохновению Реформации».
 
Однако старые привычки умирают медленно. Многие лютеране не проявляли желания причащаться каждую неделю. Некоторые боялись принимать Кровь в  Таинстве. Поэтому ранние лютеране терпеливо, не торопясь, проповедовали и разъясняли, почему Вечеря Господня необходима, и какие благословения она приносит. Они никого не принуждали. Они просто учили. И они понимали, что людям требуется время, чтобы приспособиться к изменениям — даже необходимым.
 
Но об одном изменении — о том, чтобы опустить Таинство в чинопоследовании воскресного утреннего богослужения, — Лютер и ранние лютеране даже не задумывались. Лютер Рид так описывает практику ранних лютеран:
 
Тот факт, что Лютеранская церковь во всех странах высоко ценит и использует службу, достоин внимания …она повсюду сохранила литургию — иногда в упрощенной форме — для своей нормативной воскресной службы. Другие протестантские церкви быстро оставили историческую литургию и создали службу проповеди, отдельную от святого причастия… Лютеранская церковь восстановила «первоначальный синтез» ранней Церкви, включив в главную службу дня проповедь Слова и преподание Таинства в уравновешенной пропорции.
 
Частота причащения в XIX веке
 
Что произошло? Во времена Лютера Церковь совершала Причастие ежевоскресно. К середине XX века, когда я появился на свет, в большинстве лютеранских церквей к Причастию можно было приступить лишь раз в месяц. Что произошло? Именно ответ на этот вопрос, когда я его нашел, побудил меня заявить, что мы должны вернуться к исторической практике ежевоскресного причащения.
 
Старые привычки умирают медленно. И достохвальные литургические привычки следует оберегать с величайшей бдительностью. К утрате обычая еженедельного причащения среди лютеран привели три фактора. Первый — это пиетизм. Пиетисты подчеркивали важность личного приготовления к Причастию. Само по себе это хорошо. Лютер говорил, что пост — это хорошее внешнее приготовление. И Лютер, и лютеранская церковь всегда настаивали на том, чтобы причастник приготовился к Причастию, изучив основные учения катехизиса и исповедовавшись в грехах. Это нашло отражение и в Книге Согласия: «Ибо у нас… после предварительного испытания совести и отпущения грехов причащаются все, желающие принять Причастие». Однако приготовление, которого ожидали пиетисты, было иным. Оно не имело отношения к знакомству с истинным вероучением.
 
Таинство было окружено атмосферой трепета и страха; чрезмерный упор был сделан на личное и глубоко рефлексивное приготовление; и в умах людей зародился страх оказаться недостойными и «виновными» против Тела и Крови Христа. Этот пагубный и чрезмерный акцент на приготовлении к Таинству, а не на самом Таинстве, все еще временами ощущается.
 
Время от времени я сегодня сталкиваюсь с этой боязнью Таинства. Я слышал от людей, что им неуютно при мысли о еженедельном причащении, потому что для приготовления к Таинству нужны время и духовные упражнения. «Если я буду принимать его слишком часто, я не смогу как следует приготовиться». Эти чувства, пусть даже искренние, — не то, чего хочет Иисус. Он не хочет, чтобы мы сосредоточились на своих грехах и своем покаянии настолько, чтобы пренебречь прощением, предлагаемым в Таинстве. Как приготовиться к Таинству? Изучи катехизис. Помни о своем Крещении. Сходи на исповедь. Прими отпущение грехов. Веруй. Это и есть приготовление.
 ...Как приготовиться к Таинству? Изучи катехизис. Помни о своем Крещении. Сходи на исповедь. Прими отпущение грехов. Веруй. Это и есть приготовление...
Второй фактор, заставивший лютеран отказаться от еженедельного причащения, гораздо опаснее. Это рационализм. Если пиетисты были христианами с отклонившейся в сторону верой, то рационалисты христианами не были вовсе. Ведущими рационалистами были люди, имена которых известны вам из школьного курса всемирной новой истории: Декарт, Руссо, Вольтер, Локк. Рационалисты полагали, что их разум и понимание являются мерилом всех вещей. Их символ веры заключался в том, что символы веры — зло. Рационалистам обязаны своим возникновением унитарии, франкмасоны, светский гуманизм и та общая атмосфера неверия, в которой мы живем сегодня. Рационалисты отвергали тезис о греховности человека. Они отрицали великие деяния Божьи во Христе. Церкви превратились в лекционные залы. Проповедь Христа уступила место цветистым воодушевляющим призывам. Воскресные богослужения стали поводом восхищаться друг другом, а Вечеря Господня для этого непригодна. В Германии частота совершения Причастия в XIX веке резко пошла на спад, пока либеральные лютеранские обычаи не скатились к тем позициям, на которых стояли римокатолики до Реформации.
 
Лютеранская церковь, мигрировавшая в Америку в 1840-х годах, не была здоровой. Ее литургическая жизнь обеднела, а традиции расшатались. Она в значительной мере утратила свое богословское наследие, и здравые конфессиональные пасторы встречались редко. Переехавшие в Америку пасторы были целеустремленными, но зачастую молодыми, и им не хватало опыта. В Новом Свете не текли молочные реки в кисельных берегах. Скорее, он кишел силами, чуждыми лютеранству и Евангелию вообще. Фред Прехт говорил: «Совокупный эффект Тридцатилетней войны, пиетизма и рационализма на протяжении почти двух столетий к началу XIX века оставил поклонение и жизнь церквей на мели… Следует заметить, что именно в этот период церковной истории произошло массовое переселение конфессиональных лютеран в Америку»12.
 
Третий фактор, приведший к более редкому совершению Таинства, особенно в Америке, — влияние реформатских и баптистских богословия и проповедников. Последователи Жана Кальвина, ранние американские проповедники-ривайвалисты, обычно придерживавшиеся баптистского богословия, отрицали, что Вечеря Господня — это истинные Тело и Кровь Иисуса для прощения грехов. Для них это была братская трапеза, состоящая из хлеба и виноградного сока, которую нужно проводить не чаще нескольких раз в год. Многие ранние лютеране приехали в Америку, чтобы спастись от неверия, царившего в европейских церквях. Зачастую у этих переселенцев не было ни церкви, ни пастора. Они жили в окружении меннонитов, моравских братьев и американских методистов. Верным лютеранским пасторам, которые служили лютеранам, зачастую приходилось буквально разрываться между десятками общин. Эти «разъездные проповедники» могли бывать в своих общинах лишь время от времени, и прихожане были лишены регулярных богослужений. Более того, многочисленные разъездные проповедники из числа баптистов и методистов нередко соблазняли верных лютеран Нового Света отступить от богословских корней. Эти ривайвалисты не верили в спасительную действенность Вечери Господней. Влияние ривайвализма ощущается в лютеранстве и по сей день.

Итак, пиетизм, рационализм и реформатские церкви оказывали влияние на лютеран, пока мы не утратили нечто очень драгоценное. Лютер Рид подытоживает:
 
Лютер и его соратники никогда бы не одобрили той «половинчатой мессы», в которую в наше время превратилась обычная воскресная служба. В течение двухсот лет, или приблизительно половины времени, которое отделяет Реформацию от современности, нормативная воскресная служба в лютеранских странах была очищенной мессой, или Hauptgottesdienst, с ее двумя вершинами — проповедью и таинством. Причастие преподавалось еженедельно, а люди в целом причащались гораздо чаще, чем прежде. Ужасы войны, пример кальвинистов, более поздняя субъективная практика пиетистских групп на их домашних поклонениях и неверие рационализма в конце концов разрушили подлинную лютеранскую традицию.
 
 
Lex orandi lex credendi
 
Эти слова произнес в V веке богослов по имени Проспер Аквитанский. Они переводятся так: «Закон молитвы — закон веры». Как мы поклоняемся, так мы и будем верить, и как мы верим, так мы и будем поклоняться. Величайшим наставником в Церкви всегда было само богослужение. Любой семилетний ребенок, постоянно присутствующих на богослужениях, знает наизусть текст литургии. Мы знаем, чего ожидать. Если что-то будет пропущено, мы заметим. Если что-то будет добавлено, мы заметим. Если что-то будет изменено, мы тем более заметим. Наши дети помнят наизусть Символ Веры, Молитву Господню, Слова Установления, текст Иоанна 1:29; 1 Иоанна 1:8-9; Евреям 1:1-2 и многих других библейских стихов, потому что еженедельно их произносят. Во время исповеди мы учимся исповедоваться в своих грехах. Мы узнаем, как Бог отпускает грехи. Наши дети знают, что Бог призывает пасторов, потому что каждую неделю видят своих служителей в богослужебных облачениях. Мы все знаем, что проповедь — это Слово Божье, потому что она звучит с кафедры и произносит ее призванный Богом пастор. Мы узнаем о сути Крещения, когда крестим младенцев. Литургия учит. Литургия учит нас и тому, что такое Вечеря Господня.
 
Лучший способ научить наших детей (и понять самим) — каждую неделю показывать им одни и те же благословения Божьи. Некоторые части воскресного богослужения необходимо видеть и принимать каждую неделю. Тогда мы сразу заметим, если их не станет. Каждую неделю мы произносим Молитву Господню, Символ Веры, слушаем Писание и размышляем над проповедью. Если бы эти части исчезли из богослужения, мы бы почувствовали, что чего-то не хватает. С помощью богослужений, которые из недели в неделю повторяют одни и те же вещи, мы напоминаем своим детям и самим себе, что это благословения от Бога — неотъемлемая часть Его служения нам. Я разговаривал с людьми, посещавшими церкви, в которых отсутствовали какие-то части богослужения, будь то Символ Веры, Господня Молитва или даже проповедь. Они рассказали мне, что не в полной мере чувствовали себя в церкви. То же самое нужно сказать и о Вечере Господней.
 
Все мы говорим своим детям и самим себе о важности и несравненной ценности Таинства Алтаря. И это хорошо. Мы должны сделать Таинство частью наших ожиданий от воскресного богослужения в такой степени, чтобы все сразу заметили, если его вдруг не будет. Если мы хотим внушить нашим детям мысль о важности овощей в рационе, нам нужно кормить их овощами каждый день. Если мы учим детей любить Таинство, мы должны совершать его на каждом богослужении. Когда наши дети вырастут и с друзьями зайдут в реформатскую церковь, пусть они скажут: «Было интересно, но у них не было Вечери Господней». Нам нужно изменить свои ожидания от каждого воскресного богослужения.
 
Ежевоскресное Причастия: практические моменты
 
Прежде чем реализовать эти идеи на практике, каким бы похвальным ни было это намерение, людям нужно дать возможность все обдумать. Я изучал вопрос больше года, прежде чем начал о нем говорить. У вас тоже должна быть возможность его обдумать. Вот почему я написал эту статью. Я хочу дать вас возможность поразмыслить над библейским учением и историей Церкви. Однако обратите внимание и на свои чувство. Ниже я приведу ответы на многочисленные вопросы, которые мне задавали.
 
В. Некоторые спрашивали: «Согрешили ли мы тем, что не совершали Причастие каждое воскресенье?»
 
О. Конечно, нет. Во многих общинах древней Церкви вообще не было ежевоскресных богослужений. И это не было грехом. Это не вопрос правильного или неправильного. Но как только у этих общин появилась возможность проводить богослужения каждое воскресенье, они стали это делать. Нам следует поступить так же.
 
В. Разве ежевоскресное Причастие — не римско-католическая традиция?
 
О. Ежевоскресное Причастие — это библейская традиция. Она возникла задолго до того, как появилась римско-католическая церковь. Кстати, традиция частого причащения среди лютеран была распространена гораздо больше, чем среди католиков. Кроме того, католическое происхождение традиции еще не делает ее предосудительной. Гимн «Тихая ночь» был написан католиком, но мы ведь не перестаем его петь по этой причине. Первые лютеране не отказывались от традиций, если в них не было ничего плохого. Пресвитериане, методисты и баптисты изменили стиль поклонения просто потому, что не хотели быть похожими на католиков. Обычай менять литургию и другие практические моменты потому, что они похожи на католические, — нелютеранский.
 
В. Разве это не крайность?
 
О. Именно так я и подумал сначала. Оказалось, что еженедельное причащение было обычным делом для большинства христиан в истории — и, конечно, для ранних христиан или ранних лютеран. Нам этот обычай может показаться крайностью, потому что для нас он внове. И это действительно крайность. Для христиан крайне утешительно каждую неделю получать прощение в Теле и Крови Христа. Укрепление веры, которое можно найти только в Таинстве, крайне важно для нас.
 
 
В. Разве совершать Причастие каждое воскресенье не будет слишком хлопотно?
 
О. Будет. И вполне очевидно, на чью долю выпадут эти дополнительные хлопоты — на долю алтарников. Им придется готовить все к Причастию и убирать причастные приборы в два раза чаще. Для этого понадобится либо в два раза больше людей, либо в два раза больше работы. Так что вводить ежевоскресное Причастие следует не раньше, чем представится возможность найти и обучить новых алтарников. Если старейшины помогают при раздаче Причастия, их помощь тоже будет нужна в два раза чаще. Возможно, общине придется выбрать и назначить новых старейшин, чтобы делать это.
 
В. Разве богослужения не станут длиннее? Нам по воскресеньям и так не хватает времени.
 
О. Главное богослужение длиннее утрени или заутрени. Причина этого в том, что другие чинопоследования не предназначались для воскресного утра. Эти молитвенные служения церковь совершала посреди недели. Ежевоскресное причащение может побудить нас задуматься о том, как использовать время воскресного утра наилучшим образом. Общинам, возможно, придется пересмотреть свое расписание. Большинство общин смогут найти способ проводить причащение быстрее. Об этом в любом случае стоит думать. В то же время следует помнить, что богослужение продолжительностью в 60 минут — это недавнее американское изобретение, которое не упоминается в Библии и не имеет исторического прецедента. Вероятно, нам нужно отказаться от ожиданий, что богослужение должно ограничиваться одним часом в неделю.
 
В. Но дети не высидят в церкви больше часа, а в нашей церкви много детей.
 
О. Опять-таки, ранняя Церковь решала эту проблему тем, что не позволяла ненаученным детям даже входить в комнату, где совершалось Таинство. Сегодня нам, наверное, не следует так поступать. Однако можно найти способы решить проблему беспокойных детей, не лишая их родителей возможности приступать к Святому Таинству. Подумайте об этом.
 
В. Мне нравятся утреня и заутреня. Мне будет их не хватать. Можно ли их не отменять?
 
О. Община может запланировать утреню и заутреню в будний день для тех, кто хочет их посещать. Однако в будние дни хватает других дел, и у людей может не оказаться такой возможности. Многие прекрасные гимны из этих богослужений — Venite, Magnificat, Te Deum и даже распев Евангелия — можно время от времени использовать в главном богослужении. Эти богатства Церкви не должны пылиться без пользы.
 
В. Мне нужно время, чтобы все обдумать.
 
О. Изменения в церковную жизнь, даже благотворные, следует вносить медленно и с большой осторожностью. Не торопитесь. Поговорите с пастором. Изучите вопрос. Поговорите с другими членами общины. Поговорите со старейшинами.
 
Отношение лютеран к изменению воскресных богослужений
 
Инициировать изменения всегда нужно с огромной осторожностью — в особенности, изменения в литургии. Слишком часто пасторы берутся реализовывать собственные увлечения, не принимая во внимание чувства общины. И получается, что народу Божьему причиняют вред именно те, кому Бог вверил попечение об их душах. Этого не должно быть. Ранние лютеране особенно остро чувствовали эту опасность. Сам Лютер никогда не инициировал изменения, не объяснив прежде людям в точности, почему эти изменения были необходимы. И для человека со столь твердыми убеждениями он проявлял просто невероятное терпение. Хорошей иллюстрацией может послужить одна реальная история. Лютер был совершенно убежден, что причащающиеся должны причащаться и Телом, и Кровью. Лютеране называли это «Причастием под обоими видами». Однако Лютер также был убежден, что людям необходимо разъяснить, почему это нужно, чтобы они все поняли, когда изменения будут введены. Пока Лютера несколько месяцев не было в Виттенберге, его коллега Андреас Карлштадт начал преподавать мирянам во время Святого Причастия и хлеб и вино. Лютер считал, что у людей было недостаточно времени, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Он вернулся в Виттенберг и сразу положил конец новой практике. Одновременно он начал серию из восьми проповедей, в которых разъяснял, как действует Евангелие. В пятой проповеди он сказал:
 
А теперь давайте поговорим о двух видах. Хотя я убежден в необходимости принимать Причастие под обоими видами, в соответствии с установлением Господним, тем не менее, это не следует делать принудительно или превращать эту практику в закон для всех. Скорее, мы должны распространять, применять и проповедовать Слово, а затем полностью доверить его результаты и воплощение Слову, оставив за каждым свободу в этом вопросе. Там, где это не делается, Таинство в моих глазах превращается во внешнее дело и в лицемерие — именно этого и хочет сатана. Но когда Слово получает свободу действовать и не привязывается к каким-либо внешним правилам, оно сегодня овладевает человеком и вселяется в его сердце, завтра касается другого человека и так далее. Таким образом, оно тихо и трезво делает свое дело, и никто не знает, как это все произошло.
 
Мне представляется, что мудрый совет Лютера можно применить к нам в нескольких отношениях. Во-первых, даже необходимые изменения никогда не следует навязывать людям против воли. Слово должно изменить сердца людей. Потом следуют изменения в обычаях. Во-вторых, все люди принимают изменения с разной скоростью. Принуждать людей согласиться с ними прежде, чем они будут готовы, неправильно. Люди не должны чувствовать себя обязанными делать то, чего не хотят. Даже участие в Вечере Господней, при всей его важности для спасения, никогда не следует навязывать людям силой. В-третьих, людям следует дать возможность приступать к Вечере Господней каждое воскресенье — точно так же, как во времена Лютера они получили возможность принимать Причастие под обоими видами. Но для этого понадобилось какое-то время. Я убежден, что в конечном итоге все лютеранские церкви будут совершать Причастие на каждом воскресном богослужении. Но это займет какое-то время. Никто не должен чувствовать принуждения. Никто не должен относиться к дару как к обязанности. У каждого должна быть возможность меняться с удобной для него скоростью.
 
Профессиональная болезнь служителя Евангелия — ожидать от других того, чего ты сам никогда не делал. У меня ушел целый год на то, чтобы всерьез прийти к убеждению, что Таинство должно быть частью каждого воскресного богослужения. Однако часто мной овладевает нетерпение, когда другие не меняют своих взглядов за две недели. Лютер постоянно напоминает мне, что я должен дать другим ту же возможность, какая была у меня самого.
 
Божий народ относится к любым изменениям с оправданной осторожностью. Пасторы с оправданной ревностью хотят дать людям как можно больше Божьих благословений. Люди нередко упорно не желают учиться у своих пасторов. А пасторы нередко ведут себя бесчувственно, хотя и руководствуются лучшими намерениями. Пасторы призваны учить, а люди призваны Богом учиться у своих поставленных Богом пасторов. Но, к сожалению, многим в наших церквях изменения причинили вред, и им нередко кажется, что эти изменения были им навязаны силой. Все должны чувствовать себя комфортно даже по поводу самых лучших изменений. У людей есть свобода и необходимость нащупать равновесие между ответственностью служителя и потребностями людей. Именно поэтому ни одному пастору никогда не следует рекламировать программы, пользу от которых получит он сам. Еженедельное Причастие — это практика, от которой вечную пользу получит весь народ Божий. Когда Божья благодать проповедуется и преподается, а люди принимают ее верой, это благословение для Церкви.
 
Вывод
 
Должны ли церкви Христовы совершать Таинство каждое воскресенье? Да. Библия так говорит. Этого требуют исповедания нашей церкви. Евангелие предполагает это. История Церкви об этом свидетельствует. Литургия этого требует. Наши дети в этом нуждаются. Наша вера прирастает этим. Наше наследие подталкивает нас к этому. Бог дает нам возможность это делать.
 
Когда должно произойти изменение? К сожалению, мы живем во времена, когда этот вопрос требует серьезного осмысления. Это должно произойти тогда, когда народ Божий научится, будет готов и возжелает принимать все благословения Христовы на каждом воскресном богослужении.
 

    Аугсбургское Исповедание, Апология XXIV:1.
    1 Коринфянам 11:17-23.
    Lutheran Service Book (Concordia Publishing House, 2006).
    Дидахе XIV:1.
    Первая Апология 67.
    Апостольское предание 4.
    Sasse, Hermann. This is My Body (Augsburg Publishing house, 1959), p. 52.
    Рид, Лютер. Лютеранская литургия, с. 224.
    Там же.
    Аугсбургское Исповедание, Апология XXIV:1.
    Рид, с. 224.
    Precht, Fred. Lutheran Worship: History and Practice (Concordia Publishing House, 1993), p. 83.
    Рид, с. 224.
    McDaniel, Michael. ELCA Journeys: Personal Reflections on the Last Forty Years, p. 7.
    Luther’s Works (Muhlenberg press, 1959), 51:90.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации